Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Социальная философия - Махатхир - Мохамад Махатхир. Путь вперед

Культура >> Политология >> Социальная философия
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Мохамад Махатхир. Путь вперед



     © Dr Mahathir bin Mohamad

     © Перевод: veritas628@yahoo.com

     Переведено по изданию: Dr Mahathir bin Mohamad. The Way Forward. Wiedenfeld & Nicolson, London, UK, 1998.


     Предисловие переводчика.

     "Учітесь, читайте,

     І чужому научайтесь,

     Й свого не цурайтесь."

     (Т.Г. Шевченко, "І мертвим, і живим...")


     "Мохамад Махатхир (р. 1925), премьер-министр Малайзии (Malaysia) с 1981; председатель Объединенной малайской национальной организации", - вот, собственно и все, что удалось почерпнуть из "Российского энциклопедического словаря" (единственной энциклопедии, которая вообще упоминает о нем) об одном из наиболее ярких политических деятелей последней четверти ХХ столетия. Энциклопедии, по понятным причинам, имеют тенденцию отставать от жизни, поэтому было бы уместно ознакомить читателей с основными биографическими данными доктора Махатхир бин Мохамада (Dr Mahathir bin Mohamad).

     Будущий премьер-министр Малайзии родился 20 декабря 1925 года в семье школьного учителя в городе Алор-Сетаре (Alor Setar), штат Кедах (Kedah). По его словам, предки по линии отца, вероятно, являлись выходцами из индийского штата Керала, а мать была малайкой, уроженкой штата Кедах. Сам Махатхир Мохамад, тем не менее, всегда считал себя стопроцентным малайцем и проявил себя решительным борцом за права своего народа.

     Окончив в 1953 году медицинский факультет Университета Сингапура, где он познакомился со своей будущей женой, Сите Хасме Мохамед Али (Siti Hasmah Mohamad Ali), с которой они впоследствии вырастили и воспитали семерых детей (двое из них - приемные), Махатхир Мохамад начал свою карьеру в Университете Малайи (the University of Malaya). В 1946 году, в возрасте 19 лет, он вступил в только что основанную Объединенную малайскую национальную организацию (ОМНО - United Malays National Organisation), где быстро получил известность, опубликовав ряд статей, посвященных проблемам эмансипации женщин и малайской монархии. С тех пор его политическая жизнь неразрывно связана с ОМНО.

     На протяжении семи лет "доктор М", как называют его в Малайзии, вел медицинскую практику в родном штате Кедах, а затем, в 1964 году, стал членом парламента от ОМНО, активно включившись в политическую жизнь страны. Махатхир Мохамад проявил себя бескомпромиссным защитником прав малайцев, и, после публикации в 1969 году открытого письма в адрес премьер-министра страны Тенку Абдул Рахмана (Tunku Abdul Rahman) с обвинениями в недостаточном внимании к нуждам коренного населения Малайзии, был исключен из ОМНО и утратил свой депутатский мандат. Оказавшись в опале, Махатхир Мохамад использовал вынужденный перерыв в политической деятельности для изложения своих политических идей и взглядов в получившей широкую известность и вызвавшую множество споров книге "Малайская дилемма" (The Malay Dilemma).

     В книге, которая на какое-то время была запрещена, он изложил основы малайского национализма и антиколониализма. Эта программа была позитивно воспринята молодым поколением лидеров ОМНО, которые пригласили "доктора М" вновь вступить в организацию, и в 1974 году он вновь становится членом парламента и получает портфель министра образования. В течение последующих четырех лет Махатхир Мохамад делает головокружительную карьеру в партии и становится заместителем председателя ОМНО, а в 1981 году - премьер-министром Малайзии. Эту должность он занимает и сегодня (в июле 2002 Махатхир Мохамад заявил о своем намерении оставить политику в 2003 году).

     Став премьер-министром, Махатхир Мохамад приступил к практической реализации своих идей, которые сводились к превращению Малайзии в современное государство с высокоразвитой экономикой, независимой внутренней и внешней политикой, построению общества, опирающегося на "азиатские" и "малайзийские" ценности. Он проводил активную политику позитивной этнической дискриминации, позволившей значительно увеличить роль малайцев во всех сферах жизни страны, в первую очередь, - в экономике. На протяжении последних 30 лет, во многом благодаря его усилиям, в Малайзии были успешно осуществлены Новая экономическая политика (New Economic Policy) (1971-1990) и Национальная политика развития (National Development Policy) (1991-2000). В настоящее время успешно реализуется стратегия превращения Малайзии в современное, высокотехнологичное государство к 2020 году. "Доктор М" зарекомендовал себя как неутомимый критик двойных стандартов в международной политике, политики стран Запада и МВФ, борец за права развивающихся стран, стран Азии и исламских государств.

     Деятельность Махатхира Мохамада заслужила высокую оценку в Малайзии и за рубежом. В книге воспоминаний "Сингапурская история" отец современного Сингапура Ли Куан Ю, зачастую выступавший оппонентом Махатхира Мохамада, отдает должное его качествам политического лидера: "Он обладал решительностью и политической поддержкой, позволявшей ему преодолевать предрассудки масс, когда того требовали интересы страны. Махатхир тащил малайцев от мракобесия к науке и технологии...дал образование молодым малайцам, дал им видение будущего, основанное на науке и технологии, особенно использовании компьютеров и Интернета, символом которого стал "мультимедийный суперкоридор". Большинство малайцев, и все китайцы и индусы Малайзии хотят именно такого будущего, а не возврата к исламскому экстремизму".

     Выносимая на суд читателей книга представляет собой своеобразный отчет автора о работе, проделанной в период до 1997 года по строительству современной Малайзии. Она рассказывает о многогранной и плодотворной деятельности руководства страны по экономической, социальной, культурной и этнической трансформации бывшей отсталой колонии, производившей, в основном, пальмовое масло и оловянную руду, в одного из "азиатских тигров", - страну с динамично развивающейся современной экономикой, социальной сферой и культурой.

     Суммировать содержание этой книги нелегко, да и не нужно, - книги такого рода привлекают читателей, не нуждающихся в разъяснении азбучных истин. И все-таки, если попытаться определить ее суть одним словом, то этим словом будет "любовь". Великая, преодолевающая все преграды любовь к своему народу, каким бы отсталым, униженным и оскорбленным он ни был. Любовь к своей земле - единственному месту на планете, где этот народ может и должен быть полноправным хозяином. Любовь к государству - единственной форме, в которой нация может реализовать свое историческое предназначение. Любовь, которая дает политическому деятелю нравственную силу и моральное право руководить государством. Любовь, как универсальная созидательная сила, позволяющая создавать бросающий вызов Силиконовой долине "мультимедийный суперкоридор" на месте бывших пальмовых плантаций и воздвигать самые высокие в мире небоскребы там, где еще поколение назад люди лазили в стоящие на сваях дома по столь живописно описанным автором лестницам, вырубленным из стволов деревьев.

     Нам, бывшим советским людям, чья сознательная жизнь пришлась на Смутное время морального упадка общества, больно мерить окружающую нас действительность строгою мерою Махатхира Мохамада. Страшные потрясения последнего столетия подорвали физические и духовные силы великого народа, сдвинули его моральные ориентиры, а катастрофы последнего десятилетия ставят вопрос о самом существовании одной из величайших мировых цивилизаций. Книга Махатхира Мохамада - это свидетельство тому, что только честные, патриотично настроенные лидеры способны вывести нацию из штопора исторического упадка, прервать нисходящую спираль, ведущую в историческое небытие, стать повивальными бабками при рождении великой нации и государства. А коррумпированные отрепьевы, одержимые низкими страстями сребролюбия, стяжательства, тщеславия и национального предательства, способны стать только могильщиками своего народа.

     Именно потому своевременность и важность рецептов "доктора М" трудно переоценить, именно потому эта книга может представлять интерес для широкого круга читателей, которым небезразлична судьба нашей Родины. Всем тем, кто болеет за свою Родину и народ, кто покрывается краской стыда, думая о наших великих предках и детках наших малых, в ком не погас огонь патриотизма и желание делом помочь возрождению нашего великого народа, посвящается перевод этой книги.

     Veritas628@yahoo.com
Путь вперед.


     Немного истории.


     13 мая 1969 года в столице Малайзии Куала-Лумпуре (Kuala - Lumpur) вспыхнули расовые беспорядки, что не было полной неожиданностью: вражда между китайцами и малайцами существовала всегда. Отчасти она была вызвана плохим знанием друг друга, ибо британское колониальное правительство, проводившее политику "разделяй и властвуй", держало эти народы обособленно друг от друга. Кроме того, малайцы и китайцы - разные народы, с характерными этническими, языковыми, культурными и религиозными особенностями. Сразу после окончания Второй мировой войны китайские партизаны-коммунисты, настроенные резко антияпонски, решили, что капитуляция японцев дала им шанс для захвата власти на Малайском полуострове. Они стали нападать на крестьян-малайцев в ряде сельских районов страны, захватили несколько полицейских участков. Малайцы отплатили им той же монетой, и на протяжении нескольких следующих лет антикитайские настроения среди малайцев заметно усилились.

     Британское предложение предоставить гражданство вновь созданного Малайского Союза (Malayan Union) всем жителям вошедших в него малайских штатов и Стрейтс-Сетлментс являлось частью плана, разработанного Уайтхоллом (Whitehall) во время японской оккупации тогдашней Малайи. (Прим. авт.: в 1826 Сингапур, Пинанг (Penang) и г. Малакка (Melaka) были объединены в английскую колонию Стрейтс-Сетлментс (Straits Settlements)) Это нисколько не способствовало улучшению отношений между представителями двух общин. Малайцы считали, что англичане проявляли щедрость по отношению к китайцам за их счет. Они сомневались в лояльности китайцев по отношению к существовавшим тогда малайским государствам и, следовательно, - к Малайскому Союзу, особенно после того, как англичане не выдвинули каких-либо возражений по поводу сохранения китайцами двойного гражданства Китая и Малайи.

     Тем не менее, отношения между китайцами и малайцами, казалось бы, улучшились, когда в 1955 году, на федеральных выборах, предшествовавших провозглашению независимости, победил Альянс (Alliance) Объединенной малайской национальной организации (ОМНО - United Malays National Organisation), Малайской китайской ассоциации (МКА - Malayan Chinese Association) и Малайского индийского конгресса (МИК - Malayan Indian Congress). Эти политические партии представляли, соответственно, малайцев, китайцев и индусов. Уникальная коалиция главных этнических групп Малайзии оказалась настолько удачной, что из 57 мандатов, оспаривавшихся в ходе выборов, лишь один достался оппозиционной Панмалайской Исламской Партии (ПМИП - Pan Malayan Islamic Party), которая состояла исключительно из малайцев. Кандидаты Альянса победили, потому что они опирались на поддержку представителей всех рас, а другие партии, участвовавшие в выборах, рассчитывали на поддержку только одной этнической группы. (Прим. авт.: после образования Малайзии в сентябре 1963 года Малайская китайская ассоциация и Малайский индийский конгресс изменили свои названия, соответственно, на Ассоциацию китайцев Малайзии (АКМ - Malaysian Chinese Association) и Индийский Конгресс Малайзии (ИКМ - Malaysian Indian Congress)).

     Победив на выборах, Альянс направил в Лондон делегацию, состоявшую из представителей различных расовых групп, под руководством Тенку Абдул Рахмана, чтобы потребовать предоставления стране независимости. Британское правительство, которое затягивало процесс предоставления независимости под тем предлогом, что малайцы не смогут ужиться с китайцами и индусами, теперь вынуждено было согласиться с этим требованием. Так что независимость Малайзии была провозглашена в 1957 году, за два года до срока, на котором первоначально настаивали англичане.

     Казалось, что политическое сотрудничество между малайцами и китайцами было возможно. Но уже в первые годы после обретения независимости среди малайцев стало нарастать недовольство по поводу продолжавшегося господства китайцев в экономической сфере. Никто не проводил тогда каких-либо исследований, но даже случайный наблюдатель мог бы заметить, что малайцам принадлежала весьма незначительная часть национального богатства страны. Они по-прежнему были, в основном, фермерами, владельцами мелких каучуковых плантаций, и едва сводили концы с концами, не играя какой-либо роли в деловой жизни страны.

     В действительности, наибольшая доля национального богатства все еще находилась в руках иностранцев, в основном, в руках бывших колониальных господ - англичан. Тем не менее, доминирование китайцев в сфере бизнеса становилось все более заметным: им принадлежала вся розничная торговля, транспортные фирмы и компании, занимавшиеся распространением и доставкой товаров. Китайские компании находились в собственности китайских семей, в них работали, практически, только китайцы. Подавляющее большинство городского населения составляли китайцы, так что все вывески были написаны большими китайскими иероглифами.

     Среди малайцев стали раздаваться требования об увеличении их доли в национальном богатстве страны путем расширения их участия в развитии промышленности и бизнеса. Малайцев не удовлетворяла программа развития сельской местности, предпринятая по инициативе правительства Альянса, которое пыталось облегчить положение бедноты в удаленных районах, где проживало большинство малайцев. Малайцы чувствовали, что их держали в стороне от реальных источников богатства в их собственной стране.

     Поскольку малайцы составляли основную массу сторонников правительства Альянса, они ожидали, что это правительство исправит те дисбалансы в экономической сфере, начало которым было положено в колониальный период, в течение которого ничего не делалось для решения этих проблем. Поскольку малайцы не видели каких-либо улучшений в этой сфере, то в их среде, особенно среди молодых малайцев, стала распространяться довольно радикальная версия малайского национализма, а, точнее сказать, расизма. Эти малайцы неизменно возлагали на китайцев ответственность за бедность малайцев и отсутствие у них возможностей для развития бизнеса. Таким образом, в стране вновь стали нарастать антикитайские настроения, стали активно будироваться вопросы национального языка, статуса китайских школ, проблемы продолжавшегося доминирования английских школ, обсуждаться неудачи, преследовавшие немногие малайские кампании.

     В то время как англоязычная пресса, все еще находившаяся под британским контролем, заняла весьма либеральную позицию в обсуждении этих проблем, зачастую проявляя недружелюбие по отношению к малайцам, многочисленные народные газеты, издававшиеся различными общинами, отнюдь не воздерживались от разжигания межрасовых конфликтов. Правительство ничего не делало для обуздания этой расистской, необъективной, подстрекательской пропаганды. Напротив, премьер-министр Тенку Абдул Рахман и другие руководители правительства Альянса были настроены весьма оптимистично и полагали, что отсутствие открытых столкновений между малайцами и китайцами свидетельствовало о существовании расовой гармонии в стране. Тем не менее, на бытовом уровне напряженность в отношениях между малайцами и китайцами нарастала.

     Развязка наступила в 1969 году. Всеобщие выбора, проходившие в том году, были по-своему уникальны: правительство Альянса было настолько уверено в своей победе, что решило продлить сроки проведения предвыборной кампании до шести недель - максимального срока, разрешенного Конституцией. В течение шести недель предвыборной кампании напряженность в межрасовых отношениях нарастала, ибо каждая партия пыталась сплотить ряды своих сторонников, открыто играя на расовых чувствах. Следует иметь в виду, что в 1969 году коммунистические повстанцы, в основном китайцы, все еще вели активную борьбу против правительственных войск в джунглях Малайского полуострова, а также в штате Саравак (Sarawak) в Восточной Малайзии. Это также способствовало усилению напряженности.

     ОМНО теряла поддержку своих сторонников, которые поддерживали ярых националистов из ПМИП, а МКА терпела поражение в борьбе с другими партиями, поскольку ее обвиняли в том, что она была настроена "недостаточно прокитайски". Сторонники коммунистов также разжигали пламя расовой ненависти. В Пинанге был убит активист ОМНО, в Куала-Лумпуре погиб активный сторонник коммунистов, похороны которого проходили во время избирательной кампании, и были использованы для разжигания прокитайских и прокоммунистических настроений.

     Альянсу все-таки удалось победить на парламентских выборах, но уже не с таким отрывом, как ранее, а на местном уровне дела Альянса обстояли еще хуже. Альянсу не удалось отвоевать у ПМИП штат Келантан (Kelantan), в Пинанге он проиграл вновь сформированной китайской партии Геракан (Gerakan). Альянс не смог сформировать правительство в штатах Перак (Perak) и Селангор (Selangor), где он не получил большинства мест в парламенте.

     Оппозиция восприняла результаты выборов как собственную победу. Китайские оппозиционные партии зашли еще дальше и стали открыто праздновать свой успех, называя его "победой китайцев над малайцами". Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стала ситуация, которая возникла, когда китайцам разрешили провести парад в Куала-Лумпуре, чтобы отпраздновать победу на выборах. Во время этого парада китайцы стали преднамеренно насмехаться над малайцами, что привело к расовым столкновениям, в ходе которых устраивались поджоги и гибли люди.

     Решительные действия правительства предотвратили распространение беспорядков по территории страны, в Куала-Лумпуре установилась напряженная тишина. Тем не менее, правительство больше не было уверено в том, что ему удастся объединить представителей различных рас. Дело дошло до того, что в момент наибольшего размаха беспорядков один из влиятельных малайских лидеров заявил, что демократия в Малайзии умерла. Иностранные наблюдатели с удовлетворением отмечали, что их мрачные предсказания в отношении Малайзии оправдались: они ведь всегда говорили, что Малайзия погибнет в огне непримиримого расового конфликта, а расовые беспорядки в мае 1969 года только подтвердили их правоту.

     Сегодня, спустя четверть столетия, Малайзия является не только мирным и политически стабильным, но и процветающим государством, экономика которого, начиная с 1970 года, росла в среднем, более чем на 7% в год. Представители различных рас неплохо уживаются друг с другом. На смену Альянсу пришла более широкая коалиция партий, опирающихся на поддержку различных расовых групп населения - Барисан Насионал (Barisan Nasional) или Национальный фронт (National Front). Эта коалиция, которая формирует центральное правительство и правительства большинства штатов, сегодня сильнее, чем когда бы то ни было. В сфере бизнеса стало обычным делом весьма плодотворное сотрудничество между представителями различных рас. Малайцы, китайцы и индусы работают в принадлежащих друг другу компаниях, и не только на низовом уровне, но и на руководящих должностях. Этнические различия все еще ощущаются, но люди больше не относятся друг к другу с таким предубеждением, как ранее.

     Ситуация в сегодняшней Малайзии радикально отличается от той, что существовала в 1969 году и в предшествующий период. В стране не просто отсутствует ощутимая расовая напряженность, - Малайзия сегодня признается во всем мире в качестве примера страны, в которой многонациональному населению удалось построить процветающее государство на основе взаимной толерантности и сотрудничества. Малайзию все чаще приводят в качестве модели мультирасового общества, основанного на сотрудничестве и гармонии.


     Глава 1. Новая экономическая политика.


     "В обществе, где одни люди очень богаты, а другие - ничего не имеют, установится либо крайняя форма демократии, либо крайняя форма олигархии, либо деспотизм, как результат этих крайностей." (Аристотель, 384-322 гг. до н.э.)


     Степень экономического неравенства, существовавшего в первые годы после обретения независимости, также значительно уменьшилась: неравенство не удалось уничтожить полностью, но оно более не является столь явным. Возможно, для возникновения расовой напряженности в 50-60-ых годах были и другие причины, но, по крайней мере, те из них, которые можно было бы отнести на счет неравенства в распределении национального богатства, удалось в значительно мере ликвидировать.

     Как нам удалось этого добиться? Расовые беспорядки 1969 года "разбудили" лидеров правительства Альянса и некоторых представителей оппозиции и поставили их перед фактом: экономическое неравенство между представителями различных рас было важной причиной, ухудшения отношений между ними. Они пришли к выводу, что ликвидировать этнические, языковые и культурные различия было нельзя, но преодолеть экономическое неравенство было можно.

     Временный Национальный Оперативный Совет (National Operations Council), который был создан после беспорядков 1969 года, внимательно изучил причины экономического неравенства и различий в уровне развития малайцев и немалайцев. Их выводы подтвердили то, о чем все давно догадывались: бедность была наиболее распространена среди малайцев и представителей иных коренных народов. Кроме того, малайцы, в основном, были заняты в сельском хозяйстве. (Прим. пер.: Слово "bumiputera", постоянно употребляемый автором, в переводе с малайского дословно означает "сын земли". Очевидно, соображения политической корректности заставили автора уйти от прямого противопоставления малайцев-мусульман, которые, собственно, и представляют собой "bumiputera", ("Newsweek" от 29.07.2002, с. 26), другим этническим группам населения, а первую очередь, китайцам. В данном тексте "bumiputera" везде переведено как "малайцы". Это вынужденно-упрощенный вариант перевода термина, который, достаточно точно отражая его суть, к сожалению, не передает всей эмоциональной и политической подоплеки, вкладываемой автором книги в слово "bumiputera", за которым реально кроется противопоставление коренного населения - малайцев и родственных им народов, говорящих на языках малайско-полинезийской семьи (55%) - "пришлым": китайцам (34%) и индусам (10%), попавшим в страну, главным образом, в период колониального господства англичан.)

     Национальный совещательный совет (National Consultative Council), членами которого являлись представители всех основных рас, населявших страну, был создан для того, чтобы сформулировать Новую экономическую политику, предусматривавшую проведение реструктуризации экономики с целью достижения более равномерного распределения национального богатства. Естественно, основной упор следовало делать на то, чтобы обеспечить участие малайцев в основных видах экономической деятельности. Идея состояла в том, чтобы сделать малайцев богаче, не делая представителей других рас беднее, не экспроприируя их имущество, добиться равенства в богатстве, а не равенства в нищете. Соответственно, двуединая задача рассчитанной на 20 лет Новой экономической политики (НЭП), осуществление которой было начато в 1971 году, состояла в:

     ликвидации бедности среди населения независимо от расовой принадлежности;

     (the eradication of poverty irrespective of race)

     ликвидации расовой монополии на отдельные виды экономической деятельности.

     (the elimination of the identification of race with economic function)

     В 1969 году Малайзия была, главным образом, страной аграрной. Сфера деловой активности была невелика: добыча олова, возделывание каучуковых деревьев, импорт, оптовая и розничная торговля товарами первой необходимости и некоторыми предметами роскоши. Промышленность в стране практически отсутствовала, сфера услуг находилась в зачаточном состоянии. Сфера коммунального обслуживания и объекты инфраструктуры находились в собственности правительства и управлялись им, не только не принося каких-либо доходов, но, зачастую, требуя субсидий из общественных фондов. Тем не менее, эта сфера обеспечивала занятость большого числа людей, в основном малайцев, что было весьма важно в тот период, когда уровень безработицы в стране был высок.

     Исторически, богатство в Малайзии ассоциировалось с владением землей, и первые попытки правительства повысить уровень жизни малайцев сводились к выделению земельных участков. К сожалению, недостаток земельных ресурсов ограничивал возможности правительства в использовании этого подхода к решению проблемы бедности. В любом случае, ведение сельского хозяйства на небольших участках земли никогда не позволило бы малайцам повысить уровень своего благосостояния до уровня представителей других рас.

     Создать условия для участия малайцев в основных видах экономической деятельности в стране было легче на словах, чем на деле. Малайцы не обладали коммерческими навыками, не умели обращаться с деньгами. Деньги, в особенности для крестьян-малайцев, были просто средством обращения, используемым для приобретения необходимых им товаров. Образовательный уровень малайцев был чрезвычайно низок, число выпускников университетов было невелико, а квалифицированных специалистов - и того меньше. В 1970 году, из общего числа квалифицированных специалистов малайцы составляли только 4.9%.

     В то время учреждения банковской системы Малайзии не заботились о том, чтобы способствовать социально-экономическому развитию страны, играть какую-либо роль в реструктуризации общества, - банки были чисто кредитными учреждениями. За исключения Бэнк Мэлэй (Bank Malay), который был создан, чтобы облегчить малайцам доступ к капиталу, банки не считали себя обязанными предоставлять кредиты бизнесменам-малайцам, стремившимся развивать свое дело. Такие учреждения как "Народный доверительный совет" (МАРА - Maj1is Amanah Rakyat), который пришел на смену Управлению индустриально-аграрного развития (Rural Industrial Development Authority), концентрировались исключительно на развитии мелкого бизнеса, и не были способны обеспечить участие малайцев в развитии главных отраслей экономики.

     Цели НЭПа были очевидны, методы и пути их достижения - нет. В то время в мире еще не существовало модели, которую бы правительство Малайзии могло взять в качестве примера. Практики "позитивной дискриминации" в США еще не существовало Поэтому правительству Национального фронта приходилось карабкаться по непроторенному пути, совершая множество дорогостоящих ошибок.


     Реструктуризация общества с целью достижения равенства и справедливости.


     Реструктуризация малазийского общества, цель которой состояла в установлении равенства и справедливости, не была чем-то новым. Многие западные идеологи и революционеры пытались изменить общество в своих странах, чтобы, как им казалось, покончить с неравенством и несправедливостью. Карл Маркс, Фридрих Энгельс и другие идеологи XIX столетия создали коммунистическую и социалистическую идеологию. Эти западные мыслители считали, что общество, в котором они жили, было несправедливым ввиду эксплуатации рабочих богатыми капиталистами. Последние использовали свой капитал, чтобы накапливать огромные богатства, в то время как рабочие получали зарплату, которая едва позволяла им сводить концы с концами.

     В XIX столетии промышленная революция привела к фундаментальным изменениям в большинстве стран Западной Европы: на смену средневековому феодальному аграрному обществу пришло поляризованное общество, в котором кучке богатых капиталистов противостояла масса бедных рабочих. Западные мыслители полагали, что, если бы государство владело промышленными предприятиями и землей, контролировало "средства производства", как они их называли, то вся прибыль от их использования также принадлежала бы государству, которое обеспечивало бы ее равномерное распределение среди рабочих. С целью претворения марксистского идеала в жизнь коммунисты насильственно экспроприировали собственность капиталистов, а социалисты использовали менее радикальные средства, прибегая к национализации и налогообложению собственности имущих классов.

    

... ... ...
Продолжение "Мохамад Махатхир. Путь вперед" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Мохамад Махатхир. Путь вперед
показать все


Анекдот 
Студент пpиходит на экзамен, откpывает поpтфель, достает бутылки водки, ставит на стол.

- Вот вам тpи бутылки, поставьте мне тpи.
Пpофессоp, беpя паpу бутылок:

- Я возьму две.
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100