Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Штурман "Четырех Ветров" - Ветров - Колония Ланфиер

Проза и поэзия >> Русская довоенная литература >> Грин, Александр >> Штурман "Четырех Ветров"
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Александр Степанович Грин. Колония Ланфиер

-----------------------------------------------------------------------

А.С.Грин. Собр.соч. в 6-ти томах. Том 1. - М.: Правда, 1980

OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru), 14 мая 2003 года

-----------------------------------------------------------------------

Подобно моряку,

Плывущему через Юрский пролив,

Не знаю, куда приду я

Через глубины любви.

Иоситада, японец.

I


     Три указательных пальца вытянулись по направлению к рейду. Голландский барок пришел вечером. Ночь спрятала его корпус; разноцветные огни мачт и светящиеся кружочки иллюминаторов двоились в черном зеркале моря; безветренная густая мгла пахла смолой, гниющими водорослями и солью.

     - Шесть тысяч тонн, - сказал Дрибб, опуская свой палец. - Пальмовое и черное дерево. Скажи, Гупи, нуждаешься ты в черном дереве?

     - Нет, - возразил фермер, введенный в обман серьезным тоном Дрибба. - Это мне не подходит.

     - Ну, - в атласной пальмовой жердочке, из которой ты мог бы сделать дубинку для своего будущего наследника, если только спина его окажется пригодной для этой цели?

     - Отстань, - сказал Гупи. - Я не нуждаюсь ни в каком дереве. И будь там пестрое или малиновое дерево, - мне одинаково безразлично.

     - Дрибб, - проговорил третий колонист, - вы, кажется, хотели что-то сказать?

     - Я? Да ничего особенного. Просто мне показалось странным, что барок, груз которого совершенно не нужен для нашего высокочтимого Гупи, - бросил якорь. Как вы думаете, Астис?

     Астис задумчиво потянул носом, словно в запахе моря скрывалось нужное объяснение.

     - Небольшой, но все-таки крюк, - сказал он. - Путь этого голландца лежал южнее. А впрочем, его дело. Возможно, что он потерпел аварию. Допускаю также, что капитан имеет особые причины поступать странно.

     - Держу пари, - сказал Дрибб, - что его маленько потрепало в Архипелаге. Если же не так, то здесь открывается мебельная фабрика. Вот мое мнение.

     - Пари это вы проиграете, - возразил Астис. - Месяц, как не было ни одного шторма.

     - Я, видите ли, по мелочам не держу, - сказал, помолчав, Дрибб, - и меньше десяти фунтов не стану мараться.

     - Согласен.

     - Что же вы утверждаете?

     - Ничего. Я говорю только, что вы ошибаетесь.

     - Никогда, Астис.

     - Сейчас, Дрибб, сейчас.

     - Вот моя рука.

     - А вот моя.

     - Гупи, - сказал Дрибб, - вы будете свидетелем. Но есть затруднение: как нам удостовериться в моей правоте?

     - Какая самоуверенность! - насмешливо отозвался Астис. - Скажите лучше, как доказать, что вы ошиблись?

     Наступило короткое молчание. Дрибб заявил:

     - В конце концов, нет ничего проще. Мы сами поедем на барок.

     - Теперь?

     - Да.

     - Стойте! - вскричал Гупи. - Или мне послышалось, или гребут. Помолчите одну минуту.

     В глубокой сосредоточенной тишине слышались протяжные всплески, звук их усиливался, равномерно отлетая в бархатную пропасть моря.

     Дрибб встрепенулся. Его любопытство было сильно возбуждено. Он топтался на самом обрыве и тщетно силился рассмотреть что-либо.

     Астис, не выдержав, закричал:

     - Эй, шлюпка, эй!

     - Вы несносный человек, - обиделся Гупи. - Вы почему-то думаете, что умнее всех. Один бог знает, кто из нас умнее.

     - Они близко, - сказал Дрибб.

     Действительно, шлюпка подошла настолько, что можно было различить хлюпанье водяных брызг, падающих с весла. Зашуршал гравий, послышались медленные шаги и разговор вполголоса. Кто-то взбирался по тропинке, ведущей с отмели на обрыв спуска. Дрибб крикнул:

     - Эй, на шлюпке!

     - Есть! - ответили внизу с сильным иностранным акцентом. - Говорите.

     - Лодка с голландца?

     Колонист не успел получить ответа, как незнакомый, вплотную раздавшийся голос спросил его в свою очередь:

     - Это вы так кричите, приятель? Я удовлетворю ваше законное любопытство: шлюпка с голландца, да.

     Дрибб повернулся, слегка оторопев, и вытаращил глаза на черный силуэт человека, стоявшего рядом. В темноте можно было заметить, что неизвестный плечист, среднего роста и с бородой.

     - Кто вы? - спросил он. - Разве вы оттуда приехали?

     - Оттуда, - сказал силуэт, кладя на землю порядочный узел. - Четыре матроса и я.

     Манера говорить не торопясь, произнося каждое слово отчетливым, хлестким голосом, произвела впечатление. Все трое ждали, молча рассматривая неподвижно черневшую фигуру. Наконец Дрибб, озабоченный исходом пари, спросил:

     - Один вопрос, сударь. Барок потерпел аварию?

     - Ничего подобного, - сказал неизвестный, - он свеж и крепок, как мы с вами, надеюсь. При первом ветре он снимается и идет дальше.

     - Я доволен, - радостно заявил Астис. - Дрибб, платите проигрыш.

     - Я ничего не понимаю! - вскричал Дрибб, которого радость Астиса болезненно резнула по сердцу. - Гром и молния! Барок не увеселительная яхта, чтобы тыкаться во все дыры... Что ему здесь надо, я спрашиваю?..

     - Извольте. Я уговорил капитана высадить меня здесь.

     Астис недоверчиво пожал плечами.

     - Сказки! - полувопросительно бросил он, подходя ближе. - Это не так легко, как вы думаете. Путь в Европу лежит южнее миль на сто.

     - Знаю, - нетерпеливо сказал приезжий. - Лгать я не стану.

     - Может быть, капитан - ваш родственник? - спросил Гупи.

     - Капитан - голландец, уже поэтому ему трудно быть моим родственником.

     - А ваше имя?

     - Горн.

     - Удивительно! - сказал Дрибб. - И он согласился на вашу просьбу?

     - Как видите.

     В его тоне слышалась скорее усталость, чем самоуверенность. На языке Дрибба вертелись сотни вопросов, но он сдерживал их, инстинктом чувствуя, что удовлетворению любопытства наступили границы. Астис сказал:

     - Здесь нет гостиницы, но у Сабо вы найдете ночлег и еду по очень сходной цене. Хотите, я провожу вас?

     - Я в этом нуждаюсь.

     - Дрибб... - начал Астис.

     - Хорошо, - раздраженно перебил Дрибб, - вы получите 10 фунтов завтра, в восемь часов утра. До свидания, господин Горн. Желаю вам устроиться наилучшим образом. Пойдем, Гупи.

     Он повернулся и зашагал прочь, сопровождаемый свиноводом.

     - Теперь я держу пари, что с Дрибба получить придется только с помощью увесистой ругани. Господин Горн, я к вашим услугам.

     Астис протянул руку, повернулся и удивленно прищелкнул языком. Он был один.

     - Горн! - позвал Астис.

     Никого не было.
II


     Цветущие, низкорослые заросли южных холмов дымились тонкими испарениями. Расплавленный диск солнца стоял над лесом. Небо казалось голубой, необъятной внутренностью огромного шара, наполненного хрустальной жидкостью. В темной зелени блестела роса, причудливые голоса птиц звучали как бы из-под земли; в переливах их слышалось томное, ленивое пробуждение.

     Горн шагал к западу, стремясь обойти цепь оврагов, заполнявших пространство между колонией и северной частью леса. Старый кольтовский штуцер покачивался за его спиной. Костюм был помят - следы ночи, проведенной в лесу. Шел он ровными, большими шагами, тщательно осматриваясь, разглядывая расстояние и почву с видом хозяина, долго пробывшего в отсутствии.

     Юное тропическое утро охватывало Горна густым дыханием сочной, мясистой зелени. Почти веселый, он думал, что жить здесь представляет особую прелесть дикости и уединения, отдыха потревоженных, невозможного там, где каждая пядь земли захватана тысячами и сотнями тысяч глаз.

     Он миновал овраги, гряду базальтовых скал, похожих на огромные кучи каменного угля, извилистый перелесок, опоясывающий холмы, и вышел к озеру. Места, только что виденные, не удовлетворяли его. Здесь не было концентрации, необходимого и гармонического соединения пространства с лесом, гористостью и водой. Его тянуло к уютности, полноте, гостеприимству природы, к тенистым, прихотливым углам. С тех пор, как будущее перестало существовать для него, он сделался строг к настоящему.

     Зной усиливался. Тишина пустыни прислушивалась к идущему человеку; в спокойном обаянии дня мысли Горна медленно уступали одна другой, и он, словно читая книгу, следил за ними, полный сосредоточенной грусти и несокрушимой готовности жить молча, в самом себе. Теперь, как никогда, чувствовал он полную свою оторванность от всего видимого; иногда, погруженный в думы и резко пробужденный к сознанию голосом обезьяны или шорохом пробежавшей лирохвостки, Горн подымал голову с тоскливым любопытством, - как попавший на другую планету, - рассматривая самые обыкновенные предметы: камень, кусок дерева, яму, наполненную водой. Он не замечал усталости, ноги ступали механически и деревенели с каждым ударом подошвы о жесткую почву. И к тому времени, когда солнце, осилив последнюю высоту, сожгло все тени, затопив землю болезненным, нестерпимым жаром зенита, достиг озера.

     Мохнатые, разбухшие стволы, увенчанные гигантскими, перистыми пучками, соединялись в сквозные арки, свесившие гирлянды ползучих растений до узловатых корней, сведенных, как пальцы гнома, подземной судорогой, и папоротников, с их нежным, изящным кружевом резных листьев. Вокруг стволов, вскидываясь, как снопы зеленых ракет, склонялись веера, зонтики, заостренные овалы, иглы. Дальше, к воде, коленчатые стволы бамбука переплетались, подобно соломе, рассматриваемой в увеличительную трубу. В просветах, наполненных темно-зеленой густой тенью и золотыми пятнами солнца, сверкали крошечные, голубые кусочки озера.

     Раздвигая тростник, Горн выбрался к отмели. Прямо перед ним узкой, затуманенной полосой тянулся противоположный берег; голубая, стального оттенка поверхность озера дымилась, как бы закутанная тончайшим газом. Справа и слева берег переходил в обрывистые холмы; место, где находился Горн, было миниатюрной долиной, покрытой лесом.

     Сравнивая и размышляя, Горн бросил на песок кожаную сумку и сел на нее, отдавшись рассеянному покою. Место это казалось ему подходящим, к тому же нетерпение приступить к работе решило вопрос в пользу берега. Он видел квадратную, расчищенную площадку и легкое здание, скрытое со стороны озера стеной бамбука. С помощью одного топора, посредством крайнего напряжения воли, он надеялся создать угол, свободный от нестерпимого соседства людей и липких, чужих взглядов, после которых хочется принять ванну.

     Посреди этих размышлений, стирая картины предстоящей работы, вспыхнула старая, на время притупленная боль, увлекая воображение к титаническим городам севера. Тысячемильные расстояния сокращались, как лопнувшая резина; с раздражающей отчетливостью, обхватив колена красными от загара руками, Горн видел сцены и события, центром которых была его воспаленная, запытанная душа. Остановившимся, потемневшим взором смотрел он на застывшие в определенном выражении черты лиц, матовый лоск паркета, занавеси окна, вздуваемые ветром, и тысячи неодушевленных предметов, напоминающих о страдании глубже, чем самая причина его. Светлый, бронзовый канделябр с оплывающими свечами горел перед ним, похищая у темноты маленькую, окаймленную кружевом руку, протянутую к огню, и снова, как несколько лет назад, слышался стук в дверь - громкое и в то же время немое требование...

     Горн встряхнул головой. На одно мгновение он сделался противен себе, напоминая ампутированного, сдергивающего повязку, чтобы взглянуть на омертвевший разрез. Томительная тишина берега походила на тишину больничных палат, вызывающую в нервных людях потребность кричать и двигаться. Чтобы развлечься, он приступил к работе. Он чувствовал настоящую мускульную тоску, желание утомляться, подымать тяжести, разрубать, вколачивать.

     И с первым же ударом синеватой английской стали в упругий ствол бамбука Горн загорелся пароксизмом энергии, неистовством напряжения, жаждущего подчинять материю непрерывным градом усилий, следующих одно за другим в возрастающем сладострастии изнеможения. Не переставая, валил он ствол за стволом, обрубал листья, ломал, отмеривал, копал ямы, вбивал колья; с глазами, полными зеленой пестроты леса, с душой, как бы оцепеневшей в звуках, производимых его собственными движениями, он погружался в хаос физических ощущений. Грудь ломило от учащенного дыхания, едкий пот зудил кожу, ладони рук горели и покрывались водяными мозолями, ноги наливались отяжелевшей венозной кровью, острая боль в спине мешала выпрямиться, все тело дрожало, загнанное лихорадочной жаждой убить мысль. Это было опьянение, оргия изнурения, исступление торопливости, наслаждение насилием. Голод, подавленный усталостью, действовал, как наркотик. Изредка, мучаясь жаждой, Горн бросал топор и пил холодную солоноватую воду озера.

     Когда легли тени и вечерняя суматоха обезьян возвестила о приближении ночи, маленькая, дикая коза, пришедшая к водопою, забилась в камыше, подстреленная пулей Горна. Огонь был поваром. Дымящиеся, полусожженные куски мяса пахли травой и кровяным соком. Горн ел много, работая складным ножом с такой же ловкостью, как когда-то десертной ложкой.

     Насыщаясь, охваченный растущей темнотой, пронизанной красным отблеском тускнеющих, сизоватых углей костра, Горн вспомнил барок. С корабельного борта его дальнейшее существование казалось ему загадочной сменой дней, полных неизвестности и однообразия, растительным ожиданием смерти, сменяемым изредка приступами тяжелой тоски. Он как бы видел себя самого, маленькую человеческую точку, с огромным, заключенным внутри миром, - точку, окрашивающую своим настроением все, схваченное сознанием.

     Пряная сырость сгущалась в воздухе, мелодия лесных шорохов плела тонкое кружево насторожившейся тишины, прелый, сладковатый запах оранжереи поддерживал возбуждение. Мысли бродили вокруг начатой постройки, возвращаясь и к океану и к отрывочным представлениям прошлого, утратившего свою остроту в чувстве полной разбитости. Приближался тяжелый, мертвый сон, веяние его касалось ресниц, путало мысли и невидимой тяжестью проникало в члены.

     Последний уголь, потрескивая, разгорелся на одно мгновение, приняв цвет раскаленного железа, осветив ближайшие, свернувшиеся от жары стебли, и померк. И вместе с ним отлетел в бархатную черноту дух Огня, веселый, прыгающий дух пламени.

     Крик рыси тревожно прозвучал на холме, стих и, снова усиливаясь, раздался жалобной, протяжной угрозой. Горн не слышал его, он спал глубоким, похожим на смерть, сном - истинное счастье земли, царства пыток.


     Через пять дней на ровной четыреугольной площадке, гладко утрамбованной и обнесенной изгородью, стоял небольшой дом с односкатной крышей из тростника и окном без стекол, выходящим на озеро. Устойчивая, самодельная мебель состояла из койки, стола и скамеек. В углу высился земляной массивный очаг.

     Кончив работу, согнувшийся и похудевший Горн, пошатываясь от изнурения, пробрался узкой полосой отмели к подножию холма, достиг вершины и осмотрелся.

     На севере неподвижным зеленым стадом темнел лес, огибая до горизонта цепь меловых скал, испещренных расселинами и пятнами худосочных кустарников. На востоке, за озером, вилась белая нитка дороги, ведущей в город, по краям ее кое-где торчали деревья, казавшиеся издали крошечными, как побеги салата. На западе, облегая изрытую оврагами и холмами равнину, тянулась синяя, сверкающая белыми искрами гладь далекого океана.

     А к югу, из центра отлогой воронки, где пестрели дома и фермы, окруженные неряшливо рассаженной зеленью, тянулись косые четыреугольники плантаций и вспаханных полей колонии Ланфиер.
III


     Туземная двухколесная тележка переехала дорогу под самым носом Гупи. Миновав облако едкой пыли, Гупи увидел незнакомого человека, шагавшего навстречу, и невольно остановился. Этого человека он не помнил, но в то же время как будто встречал его. Смутное воспоминание о голландском бароке подстрекнуло природное любопытство Гупи, он снял шляпу и поклонился.

     - Э! - сказал Гупи, прищуриваясь. - Вы из города?

     - Еще не был в городе, - возразил Горн, сдержав шаг, - и едва ли пойду туда.

     - Ну да, ну да! - осклабился Гупи. - Я так и думал. Я узнал вас по голосу. Неделю назад вы высадились в маленькой бухте, так ведь?

     - Я высадился в маленькой бухте, это верно, - проговорил, соображая. Горн, - но я не думаю, чтобы встречался с вами.

     Гупи захохотал, подмигивая.

     - Астис и Дрибб держали пари, - сказал он, успокаиваясь. - Я ушел с Дриббом, Астис уверял всех, что вы провалились сквозь землю. Сыграли вы шутку с ним, черт побери!

     - Теперь я, кажется, припоминаю, - сказал Горн. - Да, я несомненно чувствовал ваше присутствие в темноте.

     - Вот, вот! - закивал Гупи, потея от удовольствия поболтать. - А почему вы не пошли с Астисом?

     - Скажу правду, - улыбнулся Горн, - откровенно говоря, мне было совестно затруднять столь почтенных людей. Другой солгал бы вам и сказал, что все вы показались ему глупыми, болтливыми и чересчур любопытными, но я - другое дело. Чувствуя расположение к вам, я не хочу лгать.

     Он произнес это с совершенно спокойным выражением лица, и Гупи, приняв за чистую монету замаскированное оскорбление, расползся в самодовольной улыбке.

     - Ну, ну, - снисходительно возразил он, - велика важность! А вы, честное слово, хороший парень, вы мне нравитесь. Моя ферма в полумиле отсюда; кусок жареной свинины и стакан пива, а? Что вы на это скажете?

     - Пойдемте, - согласился, помолчав, Горн. Самоуверенные манеры колониста забавляли его, он спросил: - Сколько у вас жителей?

     - Много, - пропыхтел Гупи, взмахивая рукой. - С тех пор, как пароходное сообщение приблизило нас к материку, то и дело высаживаются разные проходимцы, толкаются здесь, берут участки, а через год улепетывают в город, где есть женщины и все, от чего трудно отвыкнуть.

     Лабиринт зеленых изгородей, полный сухой пыли, змеился по отлогому возвышению. Ноги Горна по щиколотку увязали в красноватом песке; пыль щекотала ноздри. Гупи рассказывал:

     - Женщин здесь встретите реже, чем змей. В прошлом году на прачку, выехавшую сюда за сто миль, устроили настоящий аукцион. Посмотрели бы вы, как она, подбоченившись, стояла на прилавке "Зеленой раковины"! Три человека переманивали ее друг у друга и в конце концов пошли на уступки: одного разыскали в колодце... а двое так и живут с ней.

     Гупи перевел дух и продолжал далее. По его словам, не более половины жителей имели семейства и жили с белыми женщинами, остальные довольствовались туземками, соблазненными перспективой безделья и цветной тряпкой, в то время как отцы их валялись рядом с бутылками, оставленными сметливым женихом.

     Пришлое население, почти все бывшие ссыльные или дети их, дезертиры из отдаленных колоний, люди, стыдившиеся прежнего имени, проворовавшиеся служащие - вот что сгрудилось в количестве ста дымовых труб около первоначального крошечного поселка, основанного двумя бывшими каторжниками. Один умер, другой еще таскал из дома в дом свое изможденное пороками дряхлое тело, здесь ужиная, там обедая и везде хныкая об имуществе, проигранном в течение одной ночи более удачливому мерзавцу.

     - Вот дом, - сказал Гупи, протягивая негнущуюся ладонь фермера к высокому, напоминающему башню строению. - Это мой дом, - прибавил он. В лице его легла тень тупой важности. - Хороший дом, крепкий. Хотя бы для губернатора.

     Высокая изгородь тянулась от двух углов здания, охватывая кольцом невидимое снаружи пространство. Заложив руки в карманы и задрав голову, Гупи прошел в ворота.

     Горн осмотрелся, пораженный своеобразным величием свиного корыта, царствовавшего в этом углу. Раскаленная духота двора дышала нестерпимым зловонием, мириады лоснящихся мух толклись в воздухе; зеленоватая навозная жижа липла к подошвам, визг, торопливое хрюканье, острый запах свиных туш - все это разило трепетом грязного живого мяса, скученного на пространстве одного акра. Толстые, желтые туловища двигались во всех направлениях, трясясь от собственной тяжести. Двор кишел ими; огромные, с черной щетиной, борова, нескладные, вихляющиеся подростки, розовые, чумазые поросята, беременные, вспухшие самки, изнемогающие от молока, стиснутого в уродливо отвисших сосцах, - тысячи крысиных хвостов, рыла, сверкающие клыками, разноголосый, режущий визг, шорох трущихся тел - все это пробуждало тоску по мылу и холодной воде. Гупи сказал:

     - А вот это мои свинки! Каково?

     - Недурно, - ответил Горн.

     - Каждый месяц продаю дюжины две, - оживился Гупи, с наслаждением раздувая ноздри. - Это самые спокойные животные. И возни почти никакой. Иногда, впрочем, они пожирают маленьких - и тут уже смотри в оба. Я люблю свое дело. Посмотришь и думаешь: вот слоняется ленивое, жирное золото; стоит его немножечко пообчистить, и ваш карман рвется от денег. Мысль эта мне очень нравится.

     - Свиньи красивы, - сказал Горн.

     Гупи потер лоб и сморщился. Горн раздражал его, у этого человека был такой вид, как будто он много раз видел свиней и Гупи.

     - Я собирался уйти, - заговорил Горн, - но вспомнил, что хочу пить. Если у вас есть вино - хорошо, нет - не надо.

     - Есть туземное пиво, "сахха". - Гупи дернулся по направлению к дому. - Из саго. Не пили? Попробуйте. Вскружит голову, как Эстер.

     Неуютная, почти голая комната, куда вошел Горн, смягчалась ослепительным блеском неба, врывавшегося в окно; на его синем четыреугольнике толпились остроконечные листья и перистые верхушки рощи. Гупи схватил палку и громко треснул ею об стол.

     Полуголое существо, с прической, напоминающей папские тиары, вышло из боковой двери. Это была женщина. Плечи ее прикрывал бумажный платок. Темное лицо с выпуклыми, как бы припухшими губами неподвижно осматривало мужчин.

     - Дай пива, - коротко бросил Гупи, усаживаясь за стол.

     Горн сел рядом. Женщина с темным телом внесла кувшин, кружки и не уходила. Продолговатые быстрые глаза ее скользили по рукам Горна, костюму и голове. Она была не старше восемнадцати лет; грубую миловидность ее приплюснутого лица сильно портила блестящая жестяная дужка, продетая в ухо.

     - Не торчи здесь, - сказал Гупи. - Уйди.

     Верхняя губа девушки чуть-чуть приподнялась, блеснув полоской зубов. Она вышла, сонно передвигая ногами.

     - Я с ней живу, - объяснил Гупи, высасывая стакан. - Идиотка. Они все идиоты, хуже негров.

     - Я думал, что у вас нет... женщины, - сказал Горн.

     - Женщины у меня нет, - подтвердил Гупи. - Я не женат и любовниц не завожу.

     - Здесь только что была женщина. - Горн пристально посмотрел на Гупи. - А может быть, я ошибся...

     Гупи расхохотался.

     - Женщинами я называю белых, - гордо возразил он, поуспокоившись и принимая несколько презрительный тон. - А это... так. Я не старик... понимаете?

     - Да, - сказал Горн.

     Он сидел без мыслей, рассеянный; все окружающее казалось ему острым и кислым, как вкус "сахха". Гупи боролся с отрыжкой, смешно оттопыривая щеки и выкатывая глаза.

     Пиво кружило голову, холодной тяжестью наливаясь в желудок. Синий квадрат неба веял грустью. Горн сказал:

     - Кружит голову, как Эстер... Вы, кажется, так выразились.

     - Вот именно, - кивнул Гупи. - Только Эстер не выпьешь, как эту кружку. Дочь Астиса. Несчастье здешних парней. Когда молодой Дрибб женится, у него будет врагов больше, чем у нас с вами. Сегодня пятница, и она придет. Если увидите, не делайте глупое лицо, как все прочие, это ей не в диковину.

     - Я посмотрю, - сказал Горн. - Люди мне еще интересны.

     - Вот вы, - Гупи посмотрел сбоку на Горна, - вы мне нравитесь. Но вы все молчите, черт побери! Как вы думаете жить?

     Горн медленно допил кружку.

     - В лесах много еды, - улыбнулся он, рассматривая переносицу собеседника. - Жить-то я буду.

     - А все-таки, - продолжил Гупи. - Возиться с ружьем и местными лихорадками... Клянусь боровом, вы исхудаете за один месяц.

     Горн нетерпеливо пожал плечами.

     - Это неинтересно, - сказал он, - к тому же мне пора трогаться. Кофе и порох ждут меня, а я засиделся.

     - Не торопитесь! - вскричал Гупи, краснея от замешательства при мысли, что Горн так-таки и остался нем. - Разве вам одному веселее?

     Горн не успел ответить; Гупи, скорчив любезнейшую гримасу, повернулся к стукнувшей двери с выражением нетерпеливого ожидания.

     - Повернитесь, Горн, - сказал он, блестя маленькими глазами. - Пришла кружительница голов, - да ну же, какой вы неповоротливый!

     Ироническая улыбка Горна растаяла, и он, с серьезным лицом, с кровью, медленно отхлынувшей к сердцу, рассматривал девушку. Мысль о красоте даже не пришла ему в голову. Он испытывал тяжелое, болезненное волнение, как раньше, когда музыка дарила его неожиданными мелодиями, после которых хотелось молчать весь день или напиться.

     - Гупи, вам нужно подождать, - сказала Эстер, взглядывая на Горна. Посторонний смущал ее, заставляя придавать голосу бессознательный оттенок высокомерия. - У отца нет денег.

     Гупи позеленел.

     - Шути, моя красавица! - прошипел он, неестественно улыбаясь. - Клади-ка то, что спрятала там... ну!

     - Мне шутить некогда. - Эстер подошла к столу и уперлась ладонями о его край. - Нет и нет! Вам нужно подождать с месяц.

     И в тот короткий момент, когда Гупи набирал воздуху, чтобы выругаться или закричать, девушка улыбнулась. Это было последней каплей.

     - Радуйся! - закричал Гупи, вскакивая и бегая. - Ты смеешься! А даст ли мне твой отец хоть грош, когда я буду околевать с голода? Я роздал тысячи и должен теперь ждать! Клянусь головой бабушки, мне надоело! Я подаю в суд, слышишь, вертушка?

     Горн встал.

     - Я не хочу мешать, - сказал он.

     - Эстер, - заговорил Гупи, - вот человек из страны честных людей, - спроси-ка его, можно ли не держать слова?

     Девушка пристально посмотрела в лицо Горна. Смущенный, он повернул голову; эти матовые, черные глаза как будто приближались к нему. Гупи ерошил волосы.

     - Прощайте, - сказал Горн, протягивая руку.

     - Приходите, - проворчал Гупи, - но вы меня беспокоите. Ах, деньги, деньги! - Он сделал усилие и продолжал: - Надеюсь, вы сделаетесь поразговорчивее. Если бы вы взяли участок!

     Горн вышел во двор и, остановившись, прислушался. Сверху доносились возбужденные голоса. Он тронулся, попадая в лужи воды и слякоть, истыканную ногами.

     Торопливое дыхание заставило его обернуться. Эстер шла рядом, слегка придерживая короткую полосатую юбку и оживленно размахивая свободной рукой. Горн молчал, подыскивая слова, но она предупредила его.

     - Вы тот самый, что высадился неделю назад?

     У нее был чистый и медлительный голос, звуки которого, казалось, пронизывали все ее тело, выражая лицом и взглядом то же, что говорит рот.

     - Тот самый, - подтвердил Горн. - А вы - дочь Астиса?

     - Да. - Эстер поправила косы, сбившиеся под остроконечной туземной шляпой. - Но жить здесь вам не придется.

     Горн улыбнулся так, как улыбаются взрослые, слушая умных детей.

     - Почему?

     - Здесь работают. - Высокие брови девушки задумчиво напряглись. - У вас руки, как у меня.

     Она вытянула свои украшенные кольцами руки, смуглые и маленькие, и тотчас же их опустила. Она сравнивала этого человека с дюжими молодцами ферм.

     - Вам нечего делать здесь, - решительно сказала она. - Вы из города и кажетесь господином. Здесь нет ничего хорошего.

     - Есть, - серьезно возразил Горн. - Озеро. И мой дом там.

     Она даже остановилась.

     - Дом? Там жили пять лет назад, но все выгорело.

     - Эстер, - сказал Горн, - теперь вы видите, что и я умею работать. Я создал его в шесть дней, как бог - небо и землю.

     Они вышли за изгородь, напутствуемые оглушительным хрюканьем, и шли рядом, погружая ноги в горячий красноватый песок. Эстер засмеялась медленным, как и ее голос, смехом.

     - Горожане любят шутить.

     - Нет, я не вру. - Горн повернул голову и коротко посмотрел в яркое лицо девушки. - Да, я буду здесь жить. Без дела.

     Он видел ее полураскрытый от уважения рот, удивленные глаза и чувствовал, что ему не скучно. Наступило молчание.

     Клуб пыли, сверкающий босыми пятками и бронзовым телом, мчался наперерез. Горн задержал шаги. Пыль улеглась; что-то невообразимо грязное и изодранное топталось перед ним, размахивая длинными, как у обезьяны, руками. Эти странные телодвижения сопровождались сиплыми выкриками и вздохами, похожими на рыдания.

     - Бекеко, - сказала девушка. - Не бойтесь, это Бекеко. Он дурачок, смирный парень... Бекеко, ты что?

    

... ... ...
Продолжение "Колония Ланфиер" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Колония Ланфиер
показать все


Анекдот 
Пожилой генерал вместе с денщиком возращается с маневров на пролетке. Проезжают мимо озера. Генерал видит на противоположном берегу купающуюся белотелую женщину с распущенными длинными волосами. Останавливает пролетку и приказывает денщику: - Иван, раздевайся быстрее, сплавай к этой даме и спроси ее, как она насчет поездки со мной в город, гостиницы, вина, картишек и так далее. Денщик раздевается, кидается в воду, плывет к даме и вскоре возвращается обратно и докладывает генералу: - Ваше превосходительство, насчет поездки в город, гостиницы, вина и картишек они могут-с, а насчет так далее - никак-с, они поп-с.
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100