Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Дорсай - - 2. Тактика ошибок

Фантастика >> Зарубежная фантастика >> Гордон, Р. Диксон >> Дорсай
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Гордон Р.Диксон. Тактика ошибок

--------------------

Гордон Р.Диксон.

Тактика ошибок ("Дорсай" #2).

Gordon R.Dickson. The Tactics

of Mistake (1971) ("Dorsai" #2).

========================================

HarryFan SF&F Laboratory: FIDO 2:463/2.5

--------------------

Лучше потревожить тигра в его логове, чем мудреца,

поглощенного своими книгами. Ибо для тебя царства и их

армии - это нечто могущественное и долговечное, а для него

они всего лишь временные игрушки, которые можно отбросить

легким движением пальца.

"Уроки". Автор неизвестен.

1


     Молодой подполковник был заметно пьян и явно стремился нарваться на неприятности. В первый вечер полета от Денвера к Культису он, прихрамывая, вошел в кают-компанию космического корабля. Это был высокий, стройный офицер в зеленой форме с яркими нашивками, довольно молодой для своего звания в Экспедиционных Силах Западного Альянса Земли. Его открытое лицо выражало откровенное желание как следует повеселиться.

     Пару секунд он стоял, оглядываясь по сторонам, пока стюард безуспешно пытался направить его к ближайшей кабинке, предназначенной для тех, кто обедает в одиночестве. Затем, не обращая внимания на стюарда, он направился прямиком к столику Доу де Кастриса.

     Белолицый, маленький, похожий на осу, человек по имени Петер Тэн, всегда находившийся при де Кастрисе, при приближении офицера соскользнул со своего стула и бросился к стюарду, который все еще стоял с открытым от испуга ртом и смотрел вслед подполковнику. Глядя в спину подвыпившего офицера, они пошептались какое-то мгновение; затем быстро вышли из кают-компании.

     Подполковник приблизился к столу, придвинул к нему от соседнего столика пустой стул и, не ожидая приглашения, уселся напротив рыжеволосой красивой молоденькой девушки, сидевшей слева от де Кастриса.

     - Привилегия первой ночи полета, так мне сказали, - приветливо проговорил он, обращаясь ко всем, кто был за столом.

     - Можно садиться там, где тебе нравиться, и знакомиться с попутчиками. Здравствуйте!

     Никто не проронил ни слова. На красивом лице де Кастриса, обрамленном черными волосами, тронутыми на висках сединой, изобразилось легкое подобие улыбки. Вот уже пять лет он служил секретарем Коалиции по Внешним Мирам. Де Кастрис славился своим успехом у женщин; сейчас он не сводил темных глаз с рыжеволосой красавицы, которую вместе с ее отцом, наемным военным и посланником Экзотики - четвертым в их компании - пригласил к себе за столик. В его улыбке читалась явная угроза, отчего девушка невольно нахмурилась и положила ладонь на руку своего отца, наклонившегося вперед и собравшегося обратиться к подошедшему:

     - Подполковник...

     На кармане мундира наемного военного красовалась нашивка с планеты Дорсай, свидетельствующая, что он служил по контракту в армии Бахаллы. Его покрытое темным загаром лицо с нафабренными торчащими усами могло показаться смешным, если бы, абсолютно лишенное какого-либо выражения, оно не было таким же непроницаемым, как броня суперсовременного крейсера.

     Он осекся, почувствовав прикосновение дочери, и повернулся к ней, но ее внимание было обращено к подошедшему.

     - Подполковник, - произнесла она в свою очередь. В интонациях ее звонкого голоса, так не похожих на бесстрастный сухой тон отца, сквозили одновременно раздражение и озабоченность, - вам, очевидно, лучше было бы прилечь.

     - Нет, - возразил подполковник, глядя на нее.

     Она замерла, внезапно ощутив себя пойманной, как птичка рукой великана, странным и властным взглядом его серых глаз, совершенно не гармонировавших с внешностью простоватого парня, каковым он показался поначалу. Эти глаза мгновенно сделали ее беспомощной. Она внезапно почувствовала себя так, словно стояла обнаженная под ослепляющими лучами его оценивающего взгляда.

     - Я не... - донеслось до нее его слова.

     Она откинулась назад, передернув открытыми, загорелыми плечами и с трудом отвела в сторону взгляд. Краем глаза она все-таки заметила, как он осмотрел сидящих за столом: сначала одетого в синюю форму обитателя Экзотики, который сидел в дальнем конце, затем ее отца, еще раз - ее самое, и наконец взгляд его остановился на темноволосом улыбавшемся де Кастрисе.

     - Я вас, конечно же, знаю, господин секретарь, - продолжал он, обращаясь к де Кастрису. - Откровенно говоря, я выбрал именно этот рейс к Культису только потому, что таким образом получил возможность познакомиться с вами. Меня зовут Клетус Грим - до последнего времени я работал деканом факультета тактики Военной академии Западного Альянса, теперь попросил о переводе на Культис - в Бахаллу.

     Он перевел взгляд на жителя Экзотики.

     - Начальник интендантской службы сказал мне, что вы, Мондар, - посланник Культиса в Анклаве Сен-Луис, - проговорил он. - В таком случае Бахалла - ваш родной город.

     - Столица Колонии Бахалла, - подтвердил Мондар. - Это не просто город, подполковник. Знаете, Клетус, нам всем, конечно, очень приятно с вами познакомиться. Но как вы думаете, разумно ли офицеру, служащему в Вооруженных силах Альянса, проводить время в обществе людей из Коалиции?

     - Почему бы и нет - на борту корабля? - удивился Клетус Грим, беззаботно улыбаясь ему. - Вы же общаетесь с секретарем, а ведь это Коалиция снабжает Ньюленд оружием и материалами. Кроме того, как я уже сказал, это моя первая ночь в космосе.

     Мондар покачал головой.

     - Бахалла и Коалиция не воюют между собой. Тот факт, что Коалиция предоставила некоторую помощь Колонии Ньюленда, принципиального значения не имеет.

     - Альянс и Коалиция не воюют между собой, - парировал Клетус, - и тот факт, что они поддерживают разные стороны в локальной войне между вами и Ньюлендом, принципиального значения не имеет.

     - Едва ли это не относится к делу... - начал было Мондар, но договорить ему не довелось.

     Шум голосов, наполнявший кают-компанию, неожиданно стих. Пока они спорили, вернулись стюард и Петер Тэн, а впереди них шел внушительного вида мужчина, одетый в форму с нашивками первого офицера космического корабля. Он подошел к столу и опустил огромную тяжелую руку на плечо Клетуса.

     - Подполковник, - громко обратился к нему офицер, - это швейцарский корабль, он нейтральный. Мы перевозим как людей Коалиции, так людей и Альянса, но нам на борту не нужны политические инциденты. Этот столик принадлежит секретарю Коалиции по Внешним Мирам Доу де Кастрису. Ваше место вон там, в противоположном конце комнаты...

     Но Клетус не обратил никакого внимания на его слова. Он смотрел на девушку, только на нее, и, подняв брови, улыбался, словно предоставлял ей право решать его судьбу. Он даже не подумал встать из-за стола.

     Она, в свою очередь, посмотрела на него широко открытыми глазами. Ее взгляд на мгновение задержался на нем, затем скользнул в сторону. Она повернулась к де Кастрису.

     - Доу... - произнесла она, перебив офицера корабля, который начал повторять то, что уже сказал.

     Тонкие губы де Кастриса растянулись в едва заметной улыбке. Он тоже поднял брови, но выражение его лица весьма отличалось от благожелательной улыбки Клетуса. Девушка довольно долго смотрела на него умоляющими глазами, прежде чем он повернулся к члену команды.

     - Все в порядке, - заверил он офицера приятным баритоном, мгновенно прервав его речь. - Подполковник просто пользуется привилегией первой ночи полета, позволяющей сидеть там, где захочется.

     Лицо офицера покраснело. Его рука медленно соскользнула с плеча Клетуса. Вдруг из крупного и внушительного человека он превратился в неуклюжего медведя.

     - Да, господин секретарь, - ответил он глухо. - Понятно. Извините, что я вас побеспокоил...

     Он бросил раздраженный взгляд в сторону Петера Тэна, на которого он оказал такое же действие, какое может оказать тень от дождевой тучи на раскаленную чугунную болванку; затем, избегая взглядов других пассажиров, развернулся и вышел из кают-компании. Стюард испарился еще раньше, при первых же словах де Кастриса. Петер Тэн уселся на свой пустой стул, одарив Клетуса злобным взглядом.

     - Что касается Анклава Экзотики Сен-Луис, - обращаясь к Мондару, невозмутимо продолжал Клетус, словно то, что произошло, его совершенно не касалось, - они были очень любезны и позволили мне взять из библиотеки материалы для исследования.

     - Да? - на лице Мондара появилось выражение вежливого интереса. - Вы писатель, подполковник?

     - Ученый, - ответил Клетус. Теперь его серые глаза пленили Мондара. - В настоящее время я работаю над четвертым томом двадцатитомной работы, которую начал три года назад, - по тактике и стратегии. Впрочем, вам это не интересно. Можно мне познакомиться с остальными?

     Мондар кивнул.

     - Я, как вы сами правильно ответили, Мондар. Полковник Ичан Хан, - продолжал он, поворачиваясь к дорсайцу, сидевшему справа от него, - позвольте вам представить подполковника Клетуса Грим из Вооруженных сил Альянса.

     - Считаю за честь познакомиться с вами, подполковник, - произнес Ичан Хан с резким, старомодным, британским акцентом.

     - Большая честь познакомиться с вами, сэр, - ответил Клетус.

     - Дочь полковника Хана, Мелисса Хан, - представил Мондар.

     - Приветствую вас, - Клетус снова улыбнулся ей.

     - Очень приятно, - холодно ответила Мелисса.

     - Нашего хозяина, секретаря Доу де Кастриса, вы уже узнали, - сказал Мондар. - Господин секретарь, это подполковник Клетус Грим.

     - К сожалению, не могу вас пригласить вас к обеду, - проговорил де Кастрис. - Мы уже пообедали.

     Он сделал знак стюарду.

     - Можем разве что предложить вам немного вина.

     - И наконец, джентльмен, сидящий справа от секретаря, мистер Петер Тэн, - продолжал Мондар. - У мистера Тэна потрясающая память, подполковник. Вы увидите, он обладает поистине энциклопедическими знаниями.

     - Рад с вами познакомиться мистер Тэн, - поклонился Клетус. - Может, вы позволите для моего следующего исследования вместо библиотечных материалов воспользоваться вашими знаниями?

     - Не стоит беспокоиться! - неожиданно выпалил Петер Тэн. У него был скрипучий, высокий, но удивительно властный голос. - Я просмотрел ваши первые три тома - это дикие теории, подкрепленные лишь забытой военной историей. Вас, наверное, собирались вышвырнуть из академии, но вы успели попросить о переводе. В любом случае, вы уже не декан. Кто теперь будет вас читать? Не думаю, что вам удастся завершить ваши труды.

     - Я же говорил вам, - Мондар воспользовался паузой, возникшей в разговоре после небольшой словесной перепалки; Клетус смотрел на маленького человечка со слабой улыбкой, похожей на улыбку де Кастриса, - что мистер Тэн обладает энциклопедическими знаниями.

     - Мне приятно, что вы имеете в виду, - усмехнулся Клетус. - Но знания и выводы не одно и то же. Заверяю вас, что я закончу все шестнадцать оставшихся томов, несмотря на сомнения мистера Тэна. По сути именно для этого я и направляюсь на Культис.

     - Все правильно, превратите там поражение в победу. Вы играйте войну у Бахаллы за шесть недель и станьте героем Альянса.

     - Не такая уж плохая идея, - сказал Клетус, наблюдая за стюардом, который бесшумно поставил перед ним чистый бокал и наполнил его канареечно-желтой жидкостью из бутылки на столе. - Только в этой длительной гонке победит не Альянс и не Коалиция.

     - Это серьезное заявление, подполковник, - вступил в разговор де Кастрис. - Немного отдает предательством, вам не кажется? В той части, где говориться об Альянсе офицером сил Альянса.

     - Вы так считаете? - улыбнулся Клетус. - Кто-то из присутствующих подумывает о том, чтобы донести на меня?

     - Возможно, - в низком голосе де Кастриса вдруг появились ледяные нотки. - А пока интересно познакомиться с вашими прогнозами. Что дает вам основания считать, что ни Альянс, ни Коалиция не будут иметь самый влиятельный голос среди колоний на Культисе?

     - Законы исторического развития, - ответил Клетус.

     - Законы! - сердито повторила Мелисса Хан. Она тонко чувствовала нараставшее напряжение в разговоре. - Почему все думают, что существует какой-то набор принципов, теорий или законов, который должен определять нашу жизнь?! Сегодня приходится быть практичным, иначе можно запросто лишиться жизни.

     - Мелисса, - де Кастрис улыбнулся девушке, - ценит практичных людей. Боюсь, что я вынужден с ней согласиться. Важен только практический опыт. Он срабатывает.

     - В отличие от теорий, подполковник, - насмешливо вставил Петер Тэн, - в отличие от книжных теорий. Подождите, пока вы окажетесь среди полевых офицеров действующей армии в джунглях Ньюленда - Бахаллы, в реальном сражении, тогда вы поймете, что на самом деле представляет собой война. Вот услышите впервые шипение энергетического орудия, тогда узнаете...

     - У него медаль за доблесть, мистер Тэн. - Внезапно прозвучал лишенный эмоций голос Ичан Хана, как топором, обрубивший тираду коротышки.

     В полной тишине Ичан Хан вытянул свой коричневый палец в сторону красно-белой с золотом планки, крайней справа в ряду ленточек, украшавших мундир Клетуса.
2


     На мгновение за столом воцарилась тишина.

     - Подполковник, - обратился к Клетусу Ичан, - что с вашей ногой?

     - В области колена теперь стоит протез, - криво усмехнулся Клетус. - Никаких неудобств, но при ходьбе заметно.

     Он посмотрел на Петера Тэна.

     - Но мистер Тэн в общем-то прав, указывая на скудность моего военного опыта. Я всего три месяца участвовал в активных военных действиях, после чего меня комиссовали. Это было на Земле во время последней локальной войны между Альянсом и Коалицией, семь лет назад.

     - Но эти три месяца закончились для вас медалью за доблесть, - заметила Мелисса. Сейчас от того сердитого выражения, с которым она смотрела на него прежде, не осталось и следа. Девушка резко повернулась к Петеру Тэну. - Кажется, это одна из немногих вещей, о которых вам ничего не известно, не так ли?

     Петер Тэн бросил на нее презрительный взгляд.

     - Правда, Петер? - улыбнулся де Кастрис.

     - Был некий лейтенант Грим, которого семь лет назад наградил Альянс, - сообщил Петер Тэн. - Его подразделение высадилось в Тихом океане, на острове, занятом нашими гарнизонами. Подразделение было обнаружено и разбито, но лейтенанту Гриму удалось собрать отряд партизан, который до прибытия подкрепления месяц удерживал наших людей на их укрепленных позициях. Он тогда наткнулся на передвижную мину. И руководство засунуло его в свою академию, потому что после этого он физически больше не годился для участия в боевых действиях.

     За столом снова воцарилась тишина.

     - Итак, - проговорил де Кастрис со странной задумчивостью, крутя на скатерти перед собой полупустой бокал, - оказывается, ученый был когда-то героем.

     - Нет, о Господи, нет, - возразил Клетус. - Лейтенант был безрассудным солдатом, вот и все. Если бы я тогда понимал все так, как понимаю сейчас, то никогда не налетел бы на эту мину.

     - Но вы снова стремитесь туда, где идут бои! - воскликнула Мелисса.

     - Это правда, - ответил Клетус, - но как я уже сказал, теперь я стал умнее. Я больше не хочу медалей.

     - А чего вы хотите, Клетус? - подал голос Мондар с противоположного конца стола. Уже несколько минут он наблюдал за молодым офицером с несвойственным экзотийцу напряжением.

     - Он хочет написать еще шестнадцать томов, - фыркнул Петер Тэн.

     - Фактически мистер Тэн прав, - спокойно ответил Клетус Мондару. - Я действительно хочу закончить свою работу о тактических приемах. Только я обнаружил, что сначала мне придется создать условия, в которых они будут применимы.

     - Вы играть войну с Ньюлендом за шестьдесят дней! - проскрипел Петер Тэн. - Я же говорил.

     - Думаю, что быстрее, - Клетус спокойно наблюдал, как у его собеседников изменилось выражение лиц.

     - Должно быть, вы верите в свой талант военного эксперта, подполковник, - отметил де Кастрис. В его взгляде, как и во взгляде Мондара, появился интерес.

     - Но я не эксперт, - возразил Клетус. - Я ученый. Это разные вещи. Эксперт - это человек, который знает очень много о своем предмете. Ученый - это тот, кто знает о нем все, что можно узнать.

     - И все же это только теории, - заявила Мелисса, загадочно глядя на него.

     - Да, - он повернулся к ней, - но хороший теоретик имеет преимущество над практиком.

     Она покачала головой, но ничего не сказала. Потом откинулась назад на спинку стула, не спуская с него глаз и прикусив нижнюю губу.

     - Боюсь, что мне снова придется согласиться с Мелиссой, - произнес де Кастрис. Его взгляд на мгновение затуманился, словно он смотрел не на своих собеседников, а внутрь себя. - Я видел слишком много людей, которые, не имея ничего, кроме теории, столкнувшись с реальным миром, были растоптаны.

     - Люди реальны, - сказал Клетус. - Оружие тоже... Но исход сражений? Политические последствия? Они не более реальны, чем теории. А опытный теоретик, привыкший иметь дело с нереальными вещами, - манипулирует ими лучше, чем практик. Вы знакомы с приемами фехтования?

     Де Кастрис покачал головой.

     - Я немного знаком, - сказал Ичан.

     - Тогда вам нетрудно будет понять тактику, которую я разработал. Я называю ее тактикой ошибок. Этому посвящен том, который я сейчас пишу. Тактика фехтования заключается в следующем: вести серию атак, каждая из которых приводит к ответным уколам, так, что возникает некая схема соединений и разъединений вашего клинка с клинком противника. Вы, однако, не стремитесь в результате какой-либо из этих начальных атак попасть в цель. А постепенно с каждым разъединением отводите клинок вашего противника чуть-чуть в сторону, так, чтобы он не заметил, что вы это делаете. Затем, следом за последним соединением, когда его клинок оказывается совершенно отведенным, вы наносите удар по абсолютно незащищенному человеку.

     - Для этого нужен чертовски искусный фехтовальщик, - заметил Ичан.

     - Конечно, - согласился Клетус.

     - Да, - задумчиво произнес де Кастрис, ожидая, пока Клетус снова повернется к нему. - Кроме того, этот тактический прием, кажется, ограничен фехтовальной дорожкой, где все делается согласно установленным правилам.

     - О, его можно применить фактически в любой ситуации, - возразил Клетус.

     Все еще наполненные кофейные чашки стояли на столе. Он протянул руку, пододвинул к себе три из них и, перевернув вверх дном, выстроил в ряд между собой и де Кастрисом. Затем потянулся к сахарнице, взял кусочек сахара и положил его на скатерть рядом с центральной чашкой.

     Потом накрыл кусочек сахара чашкой и передвинул чашки, быстро изменив их позиции.

     - Вы слышали о старой игре с наперстками? - обратился он к де Кастрису. - Как вы думаете, под какой чашкой кусочек сахара?

     Де Кастрис посмотрел на чашки, но ни к одной не протянул руки.

     - Ни под какой, - предположил он.

     - Просто с целью иллюстрации не поднимите ли одну из них? - попросил Клетус.

     - Почему бы нет, - улыбнулся де Кастрис.

     Он протянул руку и поднял среднюю чашку. На секунду улыбка исчезла с его лица, затем снова появилась. На белой скатерти четко выделялся кубик сахара.

     - По крайней мере, - отметил де Кастрис, - вы играете честно.

     Клетус взял чашку, отставленную секретарем, и снова накрыл сахар. Он опять быстро передвинул чашки, поменяв их местами.

     - Попробуете еще раз? - спросил он де Кастриса.

     - Если вам этого хочется.

     На этот раз де Кастрис выбрал крайнюю справа чашку, которая стояла прямо перед ним. Под ней снова оказался кусочек сахара.

     - Еще раз? - предложил Клетус.

     Он в очередной раз накрыл белый кубик и смешал чашки. Де Кастрис поднял чашку в центре и опустил ее на стол с некоторым раздражением, увидев под ней белый кубик.

     - Что это? - спросил он. Улыбка полностью исчезла с его лица. - Какой во всем этом смысл?

     - Похоже, пока я контролирую игру, вы не можете проиграть, господин секретарь, - заявил Клетус.

     Секунду де Кастрис пристально вглядывался в него, затем накрыл сахар и, откинувшись назад, перевел взгляд на Петера Тэна.

     - А теперь ты передвинь чашки, Петер.

     С натянутой улыбкой Петер Тэн встал и переместил чашки, но сделал это так медленно, что каждый сидевший за столом мог легко проследить за чашкой, которую поднимал в последний раз де Кастрис. Она снова оказалась посередине. Де Кастрис взглянул на Клетуса и потянул руку к чашке, стоявшей справа от той, которая, без сомнения, накрывала сахар. Его рука дрогнула, повисла на мгновение в воздухе, затем опустилась на стол. На его лице снова появилась улыбка.

     - Ну разумеется, - он устремил на Клетуса проницаемый взгляд. - Не знаю, как вы это делаете, но думаю, что, если я подниму эту чашку, кубик будет под ней.

     Его рука потянулась к чашке на противоположном конце ряда.

     - А если я выберу эту, то он, наверняка, окажется именно здесь.

     Клетус ничего не сказал. Он только улыбнулся в ответ.

     Де Кастрис кивнул. К нему вернулась обычная самоуверенность.

     - Очевидно, - продолжал он, - я могу быть уверен, что единственной чашкой, под которой нет кубика, является та, которая, как все предполагают, накрывает его, то есть та, что посередине. Я прав?

     Клетус по-прежнему только улыбался.

     - Я прав, - повторил де Кастрис.

     Секунду он держал руку над центральной чашкой, наблюдая за глазами Клетуса, затем убрал ее.

     - Именно этого вы и добивались, используя для демонстрации чашки и кусочки сахара, не так ли, подполковник? Вашей целью было заставить меня верно оценить ситуацию, но в то же время потерять уверенность в себе. В результате я испытал непреодолимое желание перевернуть чашку только для того, чтобы доказать себе, что она действительно пуста. Вашей подлинной целью было нанести удар по моей вере в мое собственное суждение. В этом и заключается эта ваша тактика ошибок, не правда ли?

     Он протянул руку и щелкнул по центральной чашке ногтем так, что она зазвенела, как маленький глухой колокольчик.

     - Но я не стану ее переворачивать, - завершил он, глядя на Клетуса. - Видите, я во всем разобрался, я даже сделал шаг вперед и сообразил, почему вы пытались заставить меня сделать это, - вы просто хотели произвести на меня впечатление. Да, в какой-то мере это вам удалось. А в доказательство того, что мера эта не так уж велика, давайте не будем трогать чашку, оставим ее, как она есть? Ну, что скажете?

     - Скажу, что ваши рассуждения ошибочны, господин секретарь.

     Клетус протянул руку, взял две крайние чашки, перевернул, прикрывая на какое-то мгновение, прежде чем показать их пустоту окружающим.

     - Что тут можно добавить?

     - Благодарю вас, подполковник, - сдержанно сказал де Кастрис.

     Он откинулся на спинку стула, глаза его превратились в узкие щелочки. Затем он протянул правую руку, обхватил указательным и большим пальцами ножку бокала и стал вращать его равномерным, ритмичными движениями, словно аккуратно ввинчивая в белую скатерть.

     - Да, вы вначале упомянули о том, что выбрали именно этот рейс на Культис, так как надеялись встретить на корабле меня. Только не говорите, что вы пошли на все эти хлопоты исключительно ради того, чтобы показать мне свою тактику игры в наперсток.

     - Частично, - ответил Клетус.

     Атмосфера за столом неожиданно вновь стала напряженной, хотя голоса Клетуса и де Кастриса звучали по-прежнему приятно и непринужденно.

     - Я хотел познакомиться с вами, господин секретарь, - продолжал Клетус, - потому что вы мне необходимы для успешного окончания моей работы о тактике.

     - О? - удивился де Кастрис. - А какую именно помощь вы от меня ждете?

     - Надеюсь, мы оба сможем оказаться полезны друг другу, господин секретарь, - Клетус отодвинул стул и встал. - А теперь, когда мы познакомились и вы узнали о моих целях, мне, пожалуй, следует извиниться за то, что я помешал вам спокойно закончить обед. Позвольте откланяться...

     - Минутку, подполковник... - промурлыкал де Кастрис.

     Их прервал звук разбивающегося стекла. Осколки упавшего на блюдце бокала Мелиссы разлетелись по столу. Она неуверенно поднялась на ноги, одной рукой опираясь на стол, другой держась за лоб.
3


     - Нет, нет, все в порядке, - попыталась она успокоить присутствующих. - У меня вдруг слегка закружилась голова, вот и все. Пойду лягу... Нет, отец, оставайтесь здесь! Подполковник Грим, вы проводите меня до каюты, не так ли? Вы ведь все равно уходите.

     - Конечно, - согласился Клетус.

     Он быстро обошел вокруг стола и предложил ей руку. Мелисса была высокого роста. Она оперлась об его руку, перенеся на нее не столь уж незначительный вес молодого здорового тела. Она небрежно помахала рукой отцу и де Кастрису, оставшихся на своих местах.

     - Со мной действительно все в порядке! - Ее голос звучал пронзительно и резко. - Мне просто необходимо немного полежать. Пожалуйста, не устраивайте из-за этого суеты, ладно? Подполковник...

     - Я здесь, - откликнулся Клетус.

     Они медленно отошли от стола, пересекли кают-компанию, вышли в коридор и повернули налево. Мелисса по-прежнему тяжело опиралась на руку подполковника. И только когда они свернули за угол и вход в кают-компанию скрылся из вида, Мелисса резко остановилась, выпрямилась и высвободила руку, чтобы развернуться и встать лицом к Клетусу.

     - Со мной все в порядке, - сообщила она. - Мне просто нужен был повод, чтобы увести вас оттуда. Вы ведь вовсе не пьяны!

     - Нет, - подтвердил Клетус, улыбаясь. - Я, очевидно, не очень хороший актер.

     - Даже если бы вы и обладали актерским талантом, вы бы не смогли провести меня! Я умею чувствовать.

     Она слегка приподняла руку, расставила пальцы, словно хотела прикоснуться к его груди, но рука ее упала вниз, когда она заметила его любопытный взгляд.

     - Таких людей, как вы, я вижу насквозь. Но это неважно. Было бы плохо, если бы вы действительно оказались не в форме. Попытаться затеять игру с таким человеком, как Доу де Кастрис!

     - Это не совсем игра, - сказал Клетус серьезно.

     - Перестаньте! Мне хорошо известно, что профессиональные военные часто выглядят по-идиотски, когда они пытаются общаться с людьми, не принадлежащими к их собственному миру. Но медаль за доблесть для меня кое-что значит, хотя большинство гражданских и понятия не имеют, что это такое!

     Ее глаза поймали его взгляд, и она едва удержалась, чтобы не отвести их в сторону.

     - Вот почему я помогла вам уйти от него сейчас. Это единственная причина!.. Но я не собираюсь спасать вас снова!

     - Понятно, - ответил Клетус.

     - Так что теперь возвращайтесь в свою каюту и оставайтесь там! И с этого момента держитесь подальше от Доу де Кастриса. От отца и от меня тоже... Вы слышите, что я говорю?

     - Конечно, - наклонил голову Клетус. - Но, по крайней мере, позвольте мне проводить вас до вашей каюты.

     - Благодарю, не надо. Я сама смогу туда добраться.

     - А что если кто-нибудь вас увидит? Секретарю расскажут, что ваше головокружение как рукой сняло, как только вы переступили порог кают-компании.

     Она взглянула на него, повернулась и пошла вниз по коридору. Клетус в два шага догнал ее и пошел рядом.

     - Что касается профессиональных солдат, - заметил он мягко, - от не все они одинаковы.

     Она остановилась, резко повернула голову и взглянула ему в лицо, заставив тем самым остановиться и его.

     - Мне кажется, - проговорила она мрачно, - вы думаете, что мой отец никогда не был никем другим, кроме наемного солдата.

     - Конечно, нет, - ответил Клетус, - он был генерал-майором в Королевской армии Афганистана лет десять тому назад или около того. Не так ли?

     Она уставилась на него широко открытыми глазами.

     - Откуда вы знаете? - В ее голосе звучало изумление.

     - Военная история, даже недавняя военная история, входит в область моих интересов, - пояснил он. - Университетская Революция в Кабуле двенадцать лет назад, окончившаяся свержением правительства, - часть истории. В афганской армии не могло быть другого Ичан Хана. Должно быть, он эмигрировал с Земли через пару лет после перевода.

     - Он не должен был этого делать! - выпалила она. - Его просили остаться в армии, хотя Афганистан и отказался от своей независимости и стал вектором Коалиции. Но было кое-что еще... - она замолчала.

     - Что-то еще? - переспросил он.

     - Вам не понять!

     Она отвернулась и снова направилась вдоль коридора. Но, сделав несколько шагов, она заговорила, словно не могла удержаться...

     - Моя мать умерла. И... когда они стали выносить смертный приговор каждому, кто пел старый афганский гимн, он ушел в отставку. Вот тогда он и эмигрировал на Дорсай.

     - Понимаю, это новый мир. И потом там полно солдат, - сказал Клетус. - Наверно, вам было не слишком...

    

... ... ...
Продолжение "2. Тактика ошибок" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 2. Тактика ошибок
показать все


Анекдот 
Значицца так. Дело было, когда я учился в 9 классе. У нас в классе был парень один, назовем его Вася. Был этот Вася расп#$дяем в полном смысле этого слова. В школе появлялся изредка и то, когда класска радителям позвонит и скажет, что он уроки прогуливает. Это присказка, а сказка вот: Сидим мы на уроке биологии, кто не помнит в 9 классе проходят анатомию. И Вася этот от делать не#$й рассматривает картинки в учебнике, а нарисован там был плод, крепящийся за пуповину к мамкиной плаценте, кто не знает, что такое плацента в справочнике посмотрите J. А пуповина эта расположена где-то в нижней части живота ребеночка. А Вася принял ее своим извращенным взглядом за мужской половой орган, и давай к соседке приставать, типа «Смотри че это у него между ног», соседка: «Пуповина», Вася: «Не, это ХУЙ». И тут бдительная училка услышала так ласкающее сердце русское слово: «ЧТО-о-о!?! Ты что-то сказал или мне послышалось? », Вася: «Я сказал “пуповина”». Тут все и полегли такой хохот поднялся, что на шум прибежала директриса. Спрашивает: «Че это вы ржете, как ненормальные? », а Вася ей: «Да я сказал пуповина, а Мариванне послышалось х#й! ». После этого урок больше не мог продолжаться т. к. училка рыдала от смеха, мы тоже, а Васю директриса увела к себе. Кончилось все благополучно, правда Васе немного попало от родителей. Темыч
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100