Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Рассказы О Детях - Детях - Честное слово

Проза и поэзия >> Русская довоенная литература >> Белых, Григорий; Пантелеев, Алексей >> Рассказы О Детях
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Алексей Иванович Пантелеев. Честное слово

---------------------------------------------------------------------

Пантелеев А.И. Собрание сочинений в четырех томах. Том 3.

Л.: Дет. лит., 1984.

OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru), 8 марта 2003 года

---------------------------------------------------------------------



     Мне очень жаль, что я не могу вам сказать, как зовут этого маленького человека, и где он живет, и кто его папа и мама. В потемках я даже не успел как следует разглядеть его лицо. Я только помню, что нос у него был в веснушках и что штанишки у него были коротенькие и держались не на ремешке, а на таких лямочках, которые перекидываются через плечи и застегиваются где-то на животе.

     Как-то летом я зашел в садик, - я не знаю, как он называется, на Васильевском острове, около белой церкви. Была у меня с собой интересная книга, я засиделся, зачитался и не заметил, как наступил вечер.

     Когда в глазах у меня зарябило и читать стало совсем трудно, я за хлопнул книгу, поднялся и пошел к выходу.

     Сад уже опустел, на улицах мелькали огоньки, и где-то за деревьями звенел колокольчик сторожа.

     Я боялся, что сад закроется, и шел очень быстро. Вдруг я остановился. Мне послышалось, что где-то в стороне, за кустами, кто-то плачет.

     Я свернул на боковую дорожку - там белел в темноте небольшой каменный домик, какие бывают во всех городских садах; какая-то будка или сторожка. А около ее стены стоял маленький мальчик лет семи или восьми и, опустив голову, громко и безутешно плакал.

     Я подошел и окликнул его:

     - Эй, что с тобой, мальчик?

     Он сразу, как по команде, перестал плакать, поднял голому, посмотрел на меня и сказал:

     - Ничего.

     - Как это ничего? Тебя кто обидел?

     - Никто.

     - Так чего ж ты плачешь?

     Ему еще трудно было говорить, он еще не проглотил всех слез, еще всхлипывал, икал, шмыгал носом.

     - Давай пошли, - сказал я ему. - Смотри, уже поздно, уже сад закрывается.

     И я хотел взять мальчика за руку. Но мальчик поспешно отдернул руку и сказал:

     - Не могу.

     - Что не можешь?

     - Идти не могу.

     - Как? Почему? Что с тобой?

     - Ничего, - сказал мальчик.

     - Ты что - нездоров?

     - Нет, - сказал он, - здоров.

     - Так почему ж ты идти не можешь?

     - Я - часовой, - сказал он.

     - Как часовой? Какой часовой?

     - Ну, что вы - не понимаете? Мы играем.

     - Да с кем же ты играешь?

     Мальчик помолчал, вздохнул и сказал:

     - Не знаю.

     Тут я, признаться, подумал, что, наверно, мальчик все-таки болен и что у него голова не в порядке.

     - Послушай, - сказал я ему. - Что ты говоришь? Как же это так? Играешь и не знаешь - с кем?

     - Да, - сказал мальчик. - Не знаю. Я на скамейке сидел, а тут какие-то большие ребята подходят и говорят: "Хочешь играть в войну?" Я говорю: "Хочу". Стали играть, мне говорят: "Ты сержант". Один большой мальчик... он маршал был... он привел меня сюда и говорит: "Тут у нас пороховой склад - в этой будке. А ты будешь часовой... Стой здесь, пока я тебя не сменю". Я говорю: "Хорошо". А он говорит: "Дай честное слово, что не уйдешь".

     - Ну?

     - Ну, я и сказал: "Честное слово - не уйду".

     - Ну и что?

     - Ну и вот. Стою-стою, а они не идут.

     - Так, - улыбнулся я. - А давно они тебя сюда поставили?

     - Еще светло было.

     - Так где же они?

     Мальчик опять тяжело вздохнул и сказал:

     - Я думаю, - они ушли.

     - Как ушли?

     - Забыли.

     - Так чего ж ты тогда стоишь?

     - Я честное слово сказал...

     Я уже хотел засмеяться, но потом спохватился и подумал, что смешного тут ничего нет и что мальчик совершенно прав. Если дал честное слово, так надо стоять, что бы ни случилось - хоть лопни. А игра это или не игра - все равно.

     - Вот так история получилась! - сказал я ему. - Что же ты будешь делать?

     - Не знаю, - сказал мальчик и опять заплакал.

     Мне очень хотелось ему как-нибудь помочь. Но что я мог сделать? Идти искать этих глупых мальчишек, которые поставили его на караул взяли с него честное слово, а сами убежали домой? Да где ж их сейчас найдешь, этих мальчишек?..

     Они уже небось поужинали и спать легли, и десятые сны видят.

     А человек на часах стоит. В темноте. И голодный небось...

     - Ты, наверно, есть хочешь? - спросил я у него.

     - Да, - сказал он, - хочу.

     - Ну, вот что, - сказал я, подумав. - Ты беги домой, поужинай, а я пока за тебя постою тут.

     - Да, - сказал мальчик. - А это можно разве?

     - Почему же нельзя?

     - Вы же не военный.

     Я почесал затылок и сказал:

     - Правильно. Ничего не выйдет. Я даже не могу тебя снять с караула. Это может сделать только военный, только начальник...

     И тут мне вдруг в голову пришла счастливая мысль. Я подумал, что если освободить мальчика от честного слова, снять его с караула может только военный, так в чем же дело? Надо, значит, идти искать военного.

     Я ничего не сказал мальчику, только сказал: "Подожди минутку", - а сам, не теряя времени, побежал к выходу...

     Ворота еще не были закрыты, еще сторож ходил где-то в самых дальних уголках сада и дозванивал там в свой колокольчик.

     Я стал у ворот и долго поджидал, не пройдет ли мимо какой-нибудь лейтенант или хотя бы рядовой красноармеец. Но, как назло, ни один военный не показывался на улице. Вот было мелькнули на другой стороне улицы какие-то черные шинели, я обрадовался, подумал, что это военные моряки, перебежал улицу и увидел, что это не моряки, а мальчишки-ремесленники. Прошел высокий железнодорожник в очень красивой шинели с зелеными нашивками. Но и железнодорожник с его замечательной шинелью мне тоже был в эту минуту ни к чему.

     Я уже хотел несолоно хлебавши возвращаться в сад, как вдруг увидел - за углом, на трамвайной остановке - защитную командирскую фуражку с синим кавалерийским околышем. Кажется, еще никогда в жизни я так не радовался, как обрадовался в эту минуту. Сломя голову я побежал к остановке. И вдруг, не успел добежать, вижу - к остановке подходит трамвай, и командир, молодой кавалерийский майор, вместе с остальной публикой собирается протискиваться в вагон.

     Запыхавшись, я подбежал к нему, схватил за руку и закричал:

     - Товарищ майор! Минуточку! Подождите! Товарищ майор!

     Он оглянулся, с удивлением на меня посмотрел и сказал:

     - В чем дело?

     - Видите ли, в чем дело, - сказал я. - Тут, в саду, около каменной будки, на часах стоит мальчик... Он не может уйти, он дал честное слово... Он очень маленький... Он плачет...

     Командир захлопал глазами и посмотрел на меня с испугом. Наверное, он тоже подумал, что я болен и что у меня голова не в порядке.

     - При чем же тут я? - сказал он.

     Трамвай его ушел, и он смотрел на меня очень сердито.

     Но когда я немножко подробнее объяснил ему, в чем дело, он не стал раздумывать, а сразу сказал:

     - Идемте, идемте. Конечно. Что же вы мне сразу не сказали?

     Когда мы подошли к саду, сторож как раз вешал на воротах замок. Я попросил его несколько минут подождать, сказал, что в саду у меня остался мальчик, и мы с майором побежали в глубину сада.

     В темноте мы с трудом отыскали белый домик. Мальчик стоял на том же месте, где я его оставил, и опять - но на этот раз очень тихо - плакал. Я окликнул его. Он обрадовался, даже вскрикнул от радости, а я сказал:

     - Ну, вот, я привел начальника.

     Увидев командира, мальчик как-то весь выпрямился, вытянулся и стал на несколько сантиметров выше.

     - Товарищ караульный, - сказал командир. - Какое вы носите звание?

     - Я - сержант, - сказал мальчик.

     - Товарищ сержант, приказываю оставить вверенный вам пост.

     Мальчик помолчал, посопел носом и сказал:

     - А у вас какое звание? Я не вижу, сколько у вас звездочек...

     - Я - майор, - сказал командир.

     И тогда мальчик приложил руку к широкому козырьку своей серенькой кепки и сказал:

     - Есть, товарищ майор. Приказано оставить пост.

     И сказал это он так звонко и так ловко, что мы оба не выдержали и расхохотались.

     И мальчик тоже весело и с облегчением засмеялся.

     Не успели мы втроем выйти из сада, как за нами хлопнули ворота и сторож несколько раз повернул в скважине ключ.

     Майор протянул мальчику руку.

     - Молодец, товарищ сержант, - сказал он. - Из тебя выйдет настоящий воин. До свидания.

     Мальчик что-то пробормотал и сказал: "До свиданья".

     А майор отдал нам обоим честь и, увидев, что опять подходит его трамвай, побежал к остановке.

     Я тоже попрощался с мальчиком и пожал ему руку.

     - Может быть, тебя проводить? - спросил я у него.

     - Нет, я близко живу. Я не боюсь, - сказал мальчик.

     Я посмотрел на его маленький веснушчатый нос и подумал, что ему, действительно, нечего бояться. Мальчик, у которого такая сильная воля и такое крепкое слово, не испугается темноты, не испугается хулиганов, не испугается и более страшных вещей.

     А когда он вырастет... Еще не известно, кем он будет, когда вырастет, но кем бы он ни был, можно ручаться, что это будет настоящий человек.

     Я подумал так, и мне стало очень приятно, что я познакомился с этим мальчиком.

     И я еще раз крепко и с удовольствием пожал ему руку.
1941
ПРИМЕЧАНИЯ
РАССКАЗЫ О ДЕТЯХ


     Эти рассказы давно уже стали классикой, на них воспиталось не одно поколение читателей. Они издавались в сериях "Библиотека пионера", "Золотая библиотека", в сборниках, представляющих советскую детскую литературу за рубежом. Дети, их судьбы, характеры всегда волновали писателя. В каждом из ребят, независимо от возраста, Л.Пантелеев видит личность, с уважением и пониманием относится к трудностям, с которыми они сталкиваются на нелегком пути взросления. Какими же представляет своих героев Л.Пантелеев? Он считает, что самые лучшие человеческие качества - честность, храбрость, достоинство - проявляются не только в исключительных обстоятельствах, но и в самой обычной, будничной обстановке. Вот почему написанный в мирные дни рассказ "Честное слово" о верности маленького мальчика данному слову так актуально прозвучал в первые дни войны. Его не только опубликовали, но и читали по радио.

     Осень и зиму 1941-1942 годов Л.Пантелеев провел в осажденном Ленинграде. Наряду со взрослыми судьбу блокадного города разделяли дети. Вместе с ребятами писатель дежурил на крыше, тушил зажигалки, дети окружали его и на Каменном острове в больнице, куда его привезли в состоянии крайнего истощения. "Присутствие детей, - пишет Л.Пантелеев, - подчеркивало великий человеческий смысл нашей борьбы". О мужестве ленинградских детей в дни войны и блокады написано большинство рассказов этого раздела.
ЧЕСТНОЕ СЛОВО


     В начале 1941 года редколлегия журнала "Костер" обратилась к нескольким писателям с просьбой: ответить детям на важные этические вопросы, связанные с представлениями о долге, чести и тому подобном. Журнал успел поместить ответы двух писателей: в Э 4 были напечатаны три небольшие новеллы М.Зощенко под названием: "Разве это неудобно?", а в Э 6, вышедшем в самые первые дни войны, был опубликован рассказ Л.Пантелеева "Честное слово". В том же месяце он был перепечатан в московском "Бюллетене Детгиза". В 1943 году рассказ "Честное слово" был напечатан в сборнике того же названия, вышедшем в московском Детгизе.

    

... ... ...
Продолжение "Честное слово" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Честное слово
показать все


Анекдот 
Студент пpиходит на экзамен, откpывает поpтфель, достает бутылки водки, ставит на стол.

- Вот вам тpи бутылки, поставьте мне тpи.
Пpофессоp, беpя паpу бутылок:

- Я возьму две.
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100